Чем отличается китайское траволечение от русского?

Болезни, к сожалению, были всегда, и бороться с ними пытались во все времена. Лекарствами являлось то, что находилось поблизости, — части растений и животных, минералы и жидкости. С тех пор как человек понял, что можно фиксировать приобретённые знания для передачи потомкам, появились сначала рисунок, а потом письменность. Логично предположить, что информацию о лечебных средствах, растительных в том числе, тоже где-то записывали.

Если верить китайской истории, то основной труд, посвящённый распознаванию (диагностике) и лечению людей, живших за Великой стеной, появился 22 века назад. Считая «Хуанди нэйцзин» сборником, составленным разными авторами, придётся согласиться, что и до него писали о медицине. В трактатах последующих времён трансформировались и улучшались подходы к лечению, изучалось действие природных веществ, описывались их комбинации и главное — совершенствовалась система диагностики, потому что без неё возможны ошибки при назначении препаратов.

Для любого народа сохранение собственного языка имеет стратегическое значение. Чаще всего это устная речь. Китайцы передавали поколениям письменность (иероглифы), потому что только написанный знак сохраняется вечно. И неважно, как он будет произноситься в будущем. Знатоки считают, что несмотря на всевозможные природные и исторические катаклизмы, включая период построения коммунизма, до наших дней дошло порядка 6000 письменных медицинских источников. Достаточно большое их число переведено на десятки языков, и как энциклопедии, справочники или учебники их могут использовать все жаждущие познания. Стоит заметить, что китайцы, изменив, упростив речь и бытовую письменность, тщательно сохраняют полное написание иероглифов, обозначающих лекарственное сырьё, чтобы не было путаницы. А потому практически каждый китаец может понять, о каком растении ведётся речь, например, в средневековом трактате.


Секреты изготовления китайских препаратов

С древних времён известно, что изготовление препаратов из трав в китайской медицине — это очень хлопотный процесс. В первую очередь нужно тщательно отделить части растений друг от друга, измельчить и нарезать их строго порционно. Например, лотос — очень почитаемый в китайской культуре и медицине, «разбирают» на семена и их зародыши, цветоложа, лепестки, цветоножки, тычинки, пестики, листья, стебель, корень, его кожицу. Такая градация необходима потому, что у каждой части цветка своё неповторимое лечебное действие, которое тщательно описано.

Подавляющее большинство готовых прописей китайской фитотерапии — это многокомпонентные сборы. Серьёзно ядовитых субстанций в китайских препаратах почти нет. Если они и используются, то всегда в приготовленном (обезвреженном) виде или с противоядием, или в комплексе с веществами, гармонизирующими их влияние.

Некоторые современные специалисты называют китайские лекарства «формулами», потому что, как в математике или физике, они состоят из комбинации знаков — веществ, имеющих не только самостоятельное действие, но и синергичное, то есть усиливающее эффект двух или более ингредиентов. Как и в химической формуле, целеполагание зависит от строгой иерархии веществ (с должностями и функциями как в Императорском дворце), их количества и предназначения. Если в организме чего-то мало, например, Ци или Крови, то создаются условия для их выработки. Если имеется патология, то на неё действуют противоположным образом; к примеру, холод и сырость лечат формулами теплого и сушащего свойства, а при горячих заболеваниях выполняют детоксикацию и «охлаждают».

Прежде чем стать единым препаратом, ингредиенты проходят предварительную обработку (одни сушатся на солнце, другие — в тени, медленно или быстро, третьи варятся в соке некоторых растений, меду, вине, с уксусом, четвёртые сбраживаются или жарятся различными способами или веществами, пятые используются в свежем виде и т.д.). Такие сложные действия необходимы для проявления или усиления нужных свойств либо для устранения, например, токсичности, побочных эффектов, улучшения качества транспортировки веществ в нужную часть организма и выполнения специфических задач.

Приготовленная многокомпонентная смесь может формироваться в шарики (водные, концентрированные, медовые) различного объёма (от очень мелких до размеров с перепелиное яйцо), привычного вида таблетки или иметь иные формы, например, порошки, отвары или пластыри.

Несмотря на сложность состава и принципов его формирования, в китайской фитотерапии используются вещества, которые легко распознаются при проведении анализа содержимого, например, Роспотребнадзором. Это почти те же самые травы, которые представлены в российских аптеках, но по-другому приготовленные и упакованные. Произрастают они не на соседнем поле, а на специальных плантациях, то есть они уже давно культивируемые — не дикие. Такой подход необходим для проверки качества и стандартизации.

Как показывают мой 30-летний опыт и опыт русских врачей, изучавших китайскую медицину за много веков до меня, не существует разницы в лечении китайца, индуса или русского. Конечно, нужно учитывать принципы питания, ментальность, образ жизни, возраст, пол и многое другое. Иными словами, главное грамотно провести диагностику, тогда назначение будет правильным.

О китайской медицине существует целый ряд мифов. Рассмотрим два основных.

Миф № 1. Лечиться и употреблять в пищу можно продукты только местного происхождения

Всем, кто сомневается в правомочности и эффективности применения якобы чуждых для русского человека «китайских трав», сообщаю, что, во-первых, многие из них вывозятся в Поднебесную из России. Китайцы давно поняли, что в связи с коротким вегетативным периодом набора биологически активных веществ (из-за более сурового климата и других природных особенностей) лечебные качества наших растений значительно превосходят их собственные (хотя технологии изготовления фитопрепаратов у китайцев пока лучше). Во-вторых, если употреблять только «безвредные» местные продукты, то особам, отрицающим приём «инородных» трав (чаще от нежелания лечиться вообще), придётся отказаться и от оливкового масла, картофеля, кукурузы, капусты, помидоров, огурцов, всех специй, включая соль, практически всех фруктов, многих видов мяса. Ведь все они изначально чужестранного происхождения, не говоря уже о разнообразии мест выращивания или добычи в настоящее время. Следуя этому абсурдному правилу — употреблять в пищу и лечиться только местным — навсегда придётся забыть про согревающий чай с имбирем и душистый кофе с корицей, потому что они все враждебны русскому человеку. Москвичу же следует лакомиться не морской рыбой и креветками, а раками и рыбой исключительно «подмосковных» пород, добытых в ближайшем (эндемичном) водоёме. Переселившемуся на ПМЖ в Великобританию жителю Крайнего Севера рекомендуется пожизненное питание строганиной, а лечение — только ягелем.

Миф № 2. Существует взаимосвязь между китайской медициной и религией

Китайская медицина представляет собой набор «инструментов» врачевания, не являющихся элементами какой бы то ни было религии. Назначения производятся на основании вполне объяснимой диагностики, а не потому, что «так звёзды встали». С шаманизмом в медицине китайцы боролись очень активно и к XVIII веку победили полностью. А потому православный человек может выбрать и такой вид терапии. «Медицина» — вообще не географическое понятие. И нужно опасаться не медицины, пришедшей из другой страны (греческая медицина — прародительница современной тоже не в Подмосковье возникла), а бездумного назначения любых лекарств или процедур и тех людей, которые, скорее всего, не разбираясь в теме, на всякий случай пугают акупунктурной иглой или китайскими травами. Старцы говорят: «Травки — они Божьи. Навредить не могут». От себя добавлю: если правильно назначены.

Аллергические реакции на свои родные аптечные препараты встречаются в десятки раз чаще, чем на китайские травяные. Дело в том, что в них изначально (в сочетание веществ) заложен принцип детоксикации и гармонии. Кстати, понятная и любимая всеми ромашка аптечная обладает сильным аллергическим действием.

На Востоке как минимум 2000 лет существует выражение, что всё на Земле является лекарством, его только нужно распознать и правильно применить. Любое воздействие — как аллопатическое, так и альтернативное — имеет противопоказания или особые рекомендации, поэтому всегда и везде требуется основание к назначению.

 

Диагностика в китайской медицине

В китайской медицине есть три главных вида диагностики: по пульсу, по языку, в сочетании со специфическим опросом. На основании пальпируемого, увиденного и услышанного выносится вердикт о состоянии организма и принципах его функционирования (не болезнях!), выраженных в терминах, которые приняты в китайской традиции. Китайский доктор будет говорить о Врождённой энергии, Защитной, Питающей силах, об их достаточности или слабости, о правильности взаимоотношений, застойных явлениях различных секретов или крови, снижении активности органа или её чрезмерности и многом другом. И лечить он будет не диагноз или болезнь, а весь организм, попавший в неблагоприятную для него ситуацию, конечно, расставляя необходимые терапевтические акценты.

Согласно классическим китайским воззрениям возникновение болезни зависит от внутренних (генетических, психических, физических, химических) причин и влияющих на них внешних условий (биоклиматических факторов, питания, образа жизни, вредных привычек, режима труда, отдыха и много другого).

Привычных западных диагнозов от китайского специалиста вы не услышите, потому что это другое лечебное искусство, появившееся и развившееся гораздо раньше современного и сохранившее свою специфическую терминологию. При этом ни один из лекарей не выступает против научных методов исследований, которые в результате только подтверждают его точку зрения.


Из истории русского траволечения

Прежде чем начать разговор про «русское» траволечение, хотелось бы понять, по каким территориям проводится граница «русскости» и как давно оно возникло? Скорее всего, адепты «чистого жанра» имеют в виду славян. Значит, зону расселения они наметили чуть больше Киевской Руси. Если начать изучение истории наций и национальных языков, то вся теория русского траволечения сразу рассыплется. Поскольку не предоставлено никаких других данных, то начнём с предложенной точки.

Итак, у наших пращуров — славян, обладавших могучим здоровьем, имелись знания о лечебном действии трав. До нынешних времён дошло немногое: древнерусское название одной из главных лекарственных форм, имеющее достаточно противоречивые значения — «зелье», и полтора десятка неупотребляемых сейчас названий растений.

Сбором трав, хранением, приготовлением и назначением отваров, киселей, мазей, порошков, соков и свежих веществ занимались зелейники, волхвы, ведуны, знахари, жрецы, маги, шаманы, «бабушки». Другими словами, по большей части — колдуны! И эти «специалисты» врачевали не только в глубокой древности, но даже в период православия вплоть до наших дней. Да, с какого-то времени траволечением стали заниматься монахи, но письменные источники как после первой категории «лекарей», так и после священников найти очень трудно. И не потому, что они не переведены на современный язык, их просто нет!

Приверженцы русского траволечения обычно начинают разговор с Гиппократа. А он, что — славянин!? Или всё-таки грек, вошедший в историю как «отец медицины» (разумеется западной).

На мой взгляд, главной заслугой его учения было утверждение, что заболевания — не наказание богов или результат воздействия злых людей. Они являются последствием природных факторов, нарушения питания, привычек и характера жизни человека. В сборнике Гиппократа нет ни одного упоминания о мистическом характере происхождения болезней, нет никаких приворотных зелий или средств от сглаза. А ведь жил он в сермяжной древности — почти за полторы тысячи лет до возникновения продвинутого «русского» траволечения!

Помимо этого, современная медицина должна благодарить его за наблюдательность: он первым сформулировал учение о темпераменте, телосложении и душевном складе. Это было необходимо для выбора метода лечения, так как каждый из определённых типов предрасположен к собственным заболеваниям, протекающим по своим сценариям.

Основным диагностическим элементом было утверждение, что общее поведение человека зависит от соотношения четырёх соков (жидкостей), циркулирующих в организме, — крови, желчи, чёрной желчи и слизи (флегмы, лимфы). Этой терминологий европейская медицина пользовалась 2000 лет.

Рассматривая болезнь как развивающееся явление, он ввёл понятие стадийности болезни. При различных заболеваниях он выделял критические дни — сроки от начала болезни, когда кризис был наиболее вероятным и опасным.

Гиппократ внёс вклад в хирургию, методы обследования пациентов — аускультацию, пальпацию.

Русские травники любят упоминать Авиценну. Но он перс, писавший и читавший по-арабски, уверенно стоявший на платформе аристотелевской (древнегреческой) метафизики, рассматривающей четыре причины (начала всего сущего), одной из которых была материальность, состоящая из Пяти первоэлементов. А медицинская терминология и диагностика (с некоторым добавлением арабской, индийской или китайской) были те же, что у Гиппократа. И у него тоже не встретишь никаких шептаний над травами. Напомню, что первый перевод «Канона врачебной науки» Абу Али ибн Сины (Авиценны) с арабского на латинский язык был в 1658 году, а на русский — только в 1982-м.

Именно с арабского Востока началась фармацейная (аптечная) самостоятельность, отделившаяся от медицины. Фармацевтическая помощь включала в себя процедуру консультирования с целью определения наиболее эффективного, безопасного и экономически оправданного курса лечения. В своих аптеках арабы ввели правила приготовления лекарств, которые были изданы в форме своеобразных фармакопей (перевод слова будет ниже). Первую из них в IX веке составил Эби Саэль.

В том же веке, в 840 г. арабский врач Сабур ибн Сахель издал подробное руководство по изготовлению лекарств под названием «Грабаддин», которое можно с полной уверенностью считать одной из первых появившихся в мире фармакопей. Рецептура лекарств, описанных в ней, отличалась особой сложностью и требовала специальных знаний в этой области. Число ингредиентов в одном сборе нередко доходило до нескольких десятков.

Лекарственные препараты изготавливались в самых разнообразных формах. Кашки, сиропы, пластыри, душистые масла, эликсиры, порошки, мази, ароматные воды — вот неполный перечень того, что готовилось в арабских аптеках.

Для приготовления настоев и отваров использовалась «очищенная вода». Применение дистиллированной воды в фармацевтических целях впервые в X веке описал Абу Мансур Мусаффак в «Книге основ об истинных свойствах лекарств».

Известно, что многие как религиозные (православные), так и медицинские тексты проникали из Византии, переводились с греческого языка, а потому арабо-персидские веяния могли достигать Древней Руси, а в более поздние времена — и России. Но где же благословенное «русское» травничество, собственная диагностика? Где хотя бы заимствование — гиппократовская терминология и аристотелевские принципы, как у Авиценны? Или мы, как всегда, идём своим путём?

Загляните в Интернет, и вас сразу начнёт душить туман чародейства, волховства, мастерства приворота и снятия порчи с упоминанием, что только избранные, получившие знания от таких же, могут врачевать русскими травами. Значит ли это, что дремучая ворожба и «русское» траволечение — обязательное сочетание?

Более вменяемые поборники всего русского ссылаются (только ссылаются!) на «Изборник Великого князя Святослава Ярославовича» 1073 года. Но и он был переводом с греческого языка на болгарский (тоже, кстати, славянский язык) для царя Симеона. Содержал Аристотелево учение о 10 категориях, сочинения византийских отцов церкви, отрывки из литературы, описывающей житие святых, набор изречений и несколько статей славянского происхождения. В второе издание «Изборника» (1076 год) были добавлены материалы по изучению древнерусского языка, астрономии и естествознанию. В нём содержались призывы человека к чистоте помыслов, сочувствию, совестливости, умеренности, добродеяниям (кротости, милостыни). Сейчас этот текст можно рассматривать как литературу, пригодную для изучения историками, филологами или богословами, но совсем не как руководство для лечения травами. На современном русском языке я его не встретил.

Позже стали появляться ознакомительные тексты — «Травники», «Вертограды» и «Чародейные травники» с описанием растений. Отличий между ними было немного, но, если в обычном «Травнике» при большом желании траву можно было распознать по описанию, то в «Чародейном» — без помощи знахаря просто невозможно. Наверное, не случайно переписывание подобных книг было делом небезопасным: можно было прослыть чернокнижником или колдуном со всеми вытекающими последствиями. Скорее всего по этой причине все знания о травах передавали изустно, как сказку. И здесь возникает вопрос о точности пересказа из поколения в поколение.

Опустим средневековый европейский путь развития траволечения и обратимся сразу к России. Первые печатные фармакопеи появились в России только в XVIII веке. В 1778 году на латинском языке была издана Первая русская общегосударственная фармакопея. Это слово происходит от двух греческих слов: «фармакон» (лекарство) и «пейо» (делаю), то есть в буквальном смысле оно может быть расшифровано как «руководство по приготовлению лекарств» (по-латыни — pharmacopoea). Спустя 20 лет, в 1798 году вышло второе издание русской фармакопеи, также на латинском языке, известное в литературе как «Фармакопея Карпинского» — в честь русского учёного Н.К. Карпинского, который участвовал в её создании.

Составители первых российских фармакопей критически переработали зарубежный (европейский) опыт, что обеспечило высокий для того времени научный уровень этих трудов. Они исключили всё устаревшее, ненужное и потерявшее значение. Были значительно упрощены включённые в иностранные фармакопеи прописи, введена новая, более простая система изложения материала. При составлении фармакопеи в основу были положены идеи М.В. Ломоносова об использовании природных богатств России.

В предисловии к фармакопее, изданной в 1802 году впервые на русском языке, сформулирована цель — ознакомить врачей и фармацевтов с отечественным лекарственным сырьем. В ней давались описания видов сырья, мест его произрастания, характерных признаков, указания о времени сбора, говорилось о действии биологически активных веществ на организм, указывалось, когда их применять и в какой форме, приводились дозы приемов. Впервые в российской фармакопее статьи о лекарственных средствах были расположены в алфавитном порядке. И ни слова о диагностике! Но несмотря на этот факт, радостно от того, что наконец-то стали создаваться комплексы научно-практических дисциплин, изучающих проблемы изыскания, получения, исследования, производства, контроля, хранения и отпуска самых различных лекарственных препаратов и средств медицинского назначения, не имеющих национальной принадлежности. Россия на тот момент простиралась уже до Камчатки и населена была не только русскими, что несомненно привело к смешению местных знаний о траволечении с узким «русским».

Конечно, фитотерапия (лечение травами) развивалась и дальше, в том числе, и в Советском Союзе. Были созданы целые институты для изучения целебных свойств трав. Я лично знал нескольких сильнейших фитотерапевтов.

Сколько растений применяется в китайской медицине не скажет никто, но, например, в очень известном труде Ли Шичжэня «Бэньцао ганму» («Компендиум лекарственных растений»), составленном в 1578 году, были описаны 1074 используемых растения. Лекарственных растений отечественного происхождения, включённых в фармакопеи России и СССР с 1-го по 11-е издание, насчитывается всего 192. У нас что — страна размером с огород, или почва беднее?


Вместо заключения

Вот, пожалуй, и всё о русском траволечении. Подводя итог, можно сказать, что если оно и существует, то в нём нет диагностики (это главное!), нет внятного описания трав по свойствам и их комбинациям, не известно качество используемых трав, не прослеживается никакой «русский» или «славянский» след преемственности поколений травников, нет литературы; значит, желающие обучиться не могут. Есть только туманное бездиагностическое ведовство, эксплуатирующее современную номенклатуру заболеваний и состояний, зафиксированных в МКБ 10 (Международная классификация болезней 10-го пересмотра появилась в мире в 1946 году), принятой в России в 1999 году. Устные сказки закончились, пришло время науки! Насколько гадание на тему сущности болезни и состояния человека соотносимо с православием, как можно обучиться фитотерапии и не впасть в чародейство, а также отвечает ли «русское» траволечение современным требованиям к лечению, пусть каждый решает для себя сам.

Если в процессе лечения используются какие-то «волшебные» слова и техники, то это, скорее всего, психотерапия –– очень разноплановая наука с глубокими теоретическими и клиническими корнями, тоже неприемлющая шаманизма. Как показывает опыт, психология и психотерапия хорошо сочетаются с индивидуально назначенным научным траволечением.

Здоровья вам и вашим близким!

Имеются противопоказания, необходима консультация специалиста.

Запишитесь на приём